Что будет с российской наукой? и многое другое...
О нас Услуги Оборудование Книги по теме Примеры Связь Карта Форум Видео En

Сочинение на тему:
ЧТО БУДЕТ С РОССИЙСКОЙ НАУКОЙ?

Гликман А.Г.
НТФ "ГЕОФИЗПРОГНОЗ"
5 ноября 2013, Санкт-Петербург

Прогнозирование - это исследовательская работа, заключающаяся в изучении процессов, которые завершаются прогнозируемым явлением. Вот давайте посмотрим, что это были за процессы на моем веку.

Когда я учился заочно (69-73гг) в ЛВИМУ им. Макарова (на радиотехническом факультете), у нас были время от времени пересечения с курсантами. При этом преподаватели каждый раз сетовали на то, что настоящими студентами являются только заочники. Им (то есть, нам) можно поставить оценку, соответствующую их знаниям, не принять зачет или экзамен, отложить защиту диплома... С курсантами это невозможно. В снижении их успеваемости обвиняют преподавателей, и виновным грозит непереизбрание на следующий срок.

Один преподаватель, замечательный специалист в области вакуумных и полупроводниковых приборов (к сожалению, не помню его фамилию), при общении с курсантами делал вид, что он глухой, чтобы не реагировать на то, что они говорят при сдаче зачетов или экзаменов. Ставил средний балл по зачетке, и все были довольны.

Если курсанты брали соцобязательство (сейчас уже мало кто понимает значение этого слова) не иметь троек, то преподаватели не имели права ставить тройки.

Когда я начал читать курс шахтной геофизики (73-й) (в ЛГИ) студенты (не знаю уж, из каких соображений) решили на него не ходить. И вот однажды, когда я пришел на лекцию, там был всего один студент. Он почему-то не знал о том, что можно было не прийти. Я прочел ему лекцию в полном объеме и сказал ему, чтобы он передал остальным, что всему потоку я поставлю неаттестацию. Я не знаю, существует ли сейчас такая мера воздействия на нерадивых студентов. Аттестацию ставили каждый месяц, и неаттестация грозила чем-то, не помню. То ли снятием со стипендии, то ли недопуском к чему-то. Хохотал весь поток. Они-то знали, что преподаватель, позволивший себе такое, автоматически теряет работу. Неаттестация целому потоку портит статистику всему институту, и преподавателя точно не переизберут на следующий срок. Но они не учли одного. Я был почасовиком, и переизбранию не подлежал.

Когда я это сделал, меня умоляли поставить всем аттестацию и заведующий кафедрой, и декан, и проректор по учебной работе. Аргумент один. Если я не поставлю всем аттестацию, их уволят (не переизберут). То есть преподаватель поставлен в такие условия, что воздействовать на студентов он не может. А наоборот, то есть, студенты на него - могут.

Аттестацию я всё-таки не поставил. Скандал был. Но за все последующие 20 лет, что я читал этот курс, не было ни одного прогула.

Думаю, что сейчас бы у меня этот номер не прошел. Сейчас, полагаю, они бы просто заплатили за аттестацию.

Сейчас я время от времени общаюсь со студентами старших курсов. По их просьбе или по просьбе их преподавателей я читаю им какие-то кусочки из своего, ныне покойного, курса. В моменты лирических отступлений (а без них читать невозможно) студенты рассказывают о нынешнем обучении. Повсеместно, и практически, без исключений, обучение сводится к своевременной оплате лекций, зачетов, экзаменов... Те, у кого в голове есть хотя бы что-нибудь, планируют после окончания отъезд из страны. На мой вопрос о планах, отвечают одним словом: «валить».

Выборные должности - это замечательный механизм по дисциплинированию ученых. За одно неосторожное слово, за малейшее несогласие с руководством ученый может быть непереизбран на следующий срок. А это старшие и выше научные сотрудники, профессора, доценты. Какими бы они ершистыми ни были в юности, оказавшись на выборной должности, они сразу становятся очень даже ручными.

Если вас не переизбрали, с этим ничего не сделаешь. Ведь вас увольняют на основании коллегиального решения... Я столько лет продержался в ЛГИ только благодаря тому, что выше м.н.с. я не поднимался. А м.н.с. не переизбирается.

Ручной ученый - это как? Звучит? Это кастрат в роли любовника. Но наука ведь никому не нужна. Будет послушным, и у него всё будет.

Году примерно в 1983-м меня застукали на том, что та аппаратура и та методика, которую мы разработали для угольных шахт, является уникальной в мировом масштабе, и позволяет прогнозировать разрушения подземных объектов, как тогда говорили, спецназначения. Но вот незадача, эти спец-люди не могли со мной полноценно общаться по той причине, что у меня не было ученой степени.

На самом деле, я не мог иметь ученую степень, потому что меня бы перевели на выборную должность, и я бы потерял работу. Не нужно забывать, что это был СССР, и потеря работы была катастрофой. Но я не мог это объяснять представителям той организации, которая хотела использовать наши наработки. Поэтому я сказал им, что раз это им нужно, то пусть они сами и занимаются моей защитой, поскольку у меня в принципе было что защищать. И я передал им одну из достаточно серьезных моих статей как работу для защиты ее в качестве диссертации.

И действительно, они развили бурную деятельность. Мне звонили различные люди из высшего научного уровня, которым давали прочесть мою работу. Давая максимально высокую оценку этой работе, они, как один, отказывались использовать ее в качестве диссертации. Объясняли они это тем, что главное требование к диссертации - не содержать ничего нового. Это звучит так парадоксально, что поверить в это невозможно. Но объяснение здесь очень простое. Ни один член Ученого Совета не проголосует «за», если он не знает тот материал, который изложен в диссертации.

Я стал присматриваться к тому, что же защищают люди. Не нужно быть шибко ученым, чтобы понять, какую абракадабру, какую липу они защищают. Совершенно безграмотные, откровенно ворованные друг у друга работы, подкрепленные поставленными на поток фальшивыми документами о внедрении...

Люди, защитившие эту муру, становятся научными начальниками, и имеют только одну задачу - не допустить, чтобы молодежь поняла их уровень. Как этого добиться, я уже описывал. Технология создания научных импотентов основана на том, что если человек солгал в науке, украл чью-то работу, защитил липовую диссертацию, он на всю оставшуюся жизнь становится профнепригодным для науки. У него в подсознании живет страх разоблачения. А в состоянии страха мысль работать не может.

С молодежью эта технология осуществляется очень просто. Аспирантура организована таким образом, что из трех лет собственно на научную деятельность отводится всего год. Даже для очень способного молодого человека за год невозможно сделать ничего самостоятельного. Вот здесь ему подбрасывают живца. Его научный руководитель презентует ему одну из своих, как считается, бесчисленных идей. На разработку этой идеи и доведение ее до промышленного внедрения как раз и уходит год.

Из того, что я видел за четверть века своего существования в ЛГИ, эта идея в конце концов оказывается ошибочной. Но выхода нет, и приходится защищать свою никому не нужную работу как научную, перспективную, и т.д. и т.п. Как и свидетельствуют об этом документы о внедрении.

Коллектив любой кафедры - это каплуны, которые могут только ходить по кругу и красиво распускать перья.

Вот, в общих чертах, я показал Российскую Науку, от подготовки научных кадров на студенческой скамье, и до формирования ученых коллективов. Каждый из абзацев этой небольшой работы - это описание смертельного удара по науке. После стольких лет такого вот избиения российской науки было бы странно, если бы она еще была живой.

А когда ничего не остается... так ведь из ничего не бывает что-то.

Было бы всё не так плохо, если бы хоть в каких-то областях науки было не так. Но возражают на это обычно только в представительных аудиториях, а один на один, без свидетелей, с горечью соглашаются.


Обсудить статью 



При использовании материалов сайта ссылка на www.newgeophys.spb.ru обязательна Публикации о нас

Начало | О нас | Услуги | Оборудование | Книга 1 Книга 2 Книга 3 |  Примеры | Связь | Карта сайта | Форум | Ссылки | О проекте | En

Поддержка и продвижение сайта "Геофизпрогноз"


Rambler's Top100 Rambler's Top100

Реклама на сайте: