Математика как инструмент науки, которой нет и многое другое...
О нас Услуги Оборудование Книги по теме Примеры Связь Карта Форум Видео En

Математика как инструмент науки, которой нет

Гликман А.Г.
НТФ "ГЕОФИЗПРОГНОЗ"
11 февраля 2012, Санкт-Петербург

У выпускников по радиофизическим специальностям неплохая математическая подготовка. Это неизбежно, так как без этого невозможно освоить курс электродинамики. Знание математики позволяет рассчитывать антенные устройства, сами схемы и характер распространения электромагнитного поля. Когда нам объясняли, что математика является аппаратом физики только в том случае, когда аргументы уравнений могут быть определены в эксперименте, мы не понимали, о чем речь, потому что, а как же может быть иначе? Однако, как оказалось позже, может.

Году в 80-м я обнаружил один интереснейший физический эффект. Он заключается в том, что при точечном ударном воздействии на поверхность земной толщи иногда возникает направленное вниз кратковременное остронаправленное излучение поля упругих колебаний.

Для тех, кто понимает принципы формирования направленности при излучении или приеме, содержание предыдущего абзаца является абсолютным силлогизмом, так как точечный источник не может быть направленным. Но тем не менее, эффект этот существует, и даже удалось понять и описать его физику, а также поставить лабораторную работу, демонстрирующую его. Я подготовил публикацию об этом, и вот тут мой научный руководитель высказал намерение довести эту публикацию, что называется, до ума, и дать математическое описание этого эффекта. Я, естественно, согласился, математика была мне предоставлена очень быстро, мы уложились в поставленный нам срок, и статья пошла в набор.

Когда после этого я решил разобраться в том, что же там, в аналитической части, то оказалось, что представленная математика не имеет никакого отношения к физическому эффекту. Это был, грубо говоря, набор довольно бессмысленного, как мне кажется, математического текста, представлявшего собой жонглирование спец-функциями.

На мой вопрос, зачем нужно было так делать, мне объяснили, что в таком виде статья приобрела приличный вид. Мое замечание, что это жульничество, вызвало возмущение оскорбленной невинности. Ну ладно, что сделано, то сделано, и назад изданную статью не возьмешь.

Следующий раз я столкнулся с такого рода математикой, когда готовился к чтению лекций по курсу шахтной геофизики. Что касалось электроразведки, там всё было понятно, это были элементы электродинамики. Когда же я принялся за сейсморазведку, то это была вообще сплошная математика, и решение волнового уравнения было не самой сложной частью этого курса.

С любой сложностью можно справиться. Важно понимать, зачем это нужно. Математика, применяемая в сейсморазведке, не для того существует, чтобы ее понимали. А даже вовсе наоборот. Чем меньше люди будут понимать, тем проще их обманывать. Ведь вот в акустике твердых сред не существует датчиков. То есть, нет возможности определить значения базисных параметров поля упругих колебаний. А именно, параметров движения колеблющихся частиц или значений механического напряжения в упругой волне. И следовательно, не может быть определен экспериментально ни один аргумент уравнения.

Волновое уравнение имеет бесчисленное количество решений, и чтобы выйти на конкретное решение, нужно задать граничные условия. А как их задать, если нет датчиков?..

Когда я начал всё это понимать, я задал преподавателю, от которого мне перешел курс, вопрос, понимают ли материал студенты. Ответ был замечательный - а зачем им понимать, им сдать нужно. Я, говорит, им разрешаю на экзамене списывать, и у них нет претензий.

Попробуйте выпускнику по курсу геофизики задать любой вопрос по сейсморазведке. Он начнет отмахиваться, дескать, так всё сложно и непонятно...

Вообще говоря, получается, что разработчики сейсморазведки используют математику не как инструмент для решения задач, а как средство скрыть всеобщее непонимание. Ну это же нормально. Тупиковое научное направление иначе не может существовать.

Имея столь мощный и неподъемный аналитический аппарат, можно быть уверенным, что ни один журналист близко не подойдёт. Тот, кто понимает что делает, тот о своем деле рассказывает просто. А когда рассказывать, по сути, не о чем, приходится говорить заумно и непонятно.

Создавать наукообразие тоже ведь не просто. Но тут существуют определенные приемы. Например, правила оформления диссертаций. Известно требование, заключающееся в том, диссертация должна содержать столько-то страниц математического текста. Приличные кафедры содержат на этот случай математика, который и создает эти тексты. Я работал как раз на такой вот, приличной кафедре. У нас был свой математик. Очень красивый, вальяжный и важный. Понимал свою роль в развитии горной науки...

В какой-то момент он просёк, что в моих отчётах отсутствует приличная аналитика, и предложил мне ее написать. Естественно, что я с радостью воспринял это предложение и начал излагать ему физику тех явлений, которые я использую. Но меня быстро остановили, сказав, что это всё не имеет ни малейшего значения. И я опять услышал ту идею, которая была уже реализована в моей давней статье. Различие было только в конкретностях. Если предыдущий товарищ использовал спецфункции, то здесь предпочтение отдавалось формуле Грина...

Главный аргумент был тем же. Всё равно, дескать, никто не поймет. Но мне же самому нужно было понять! Ведь теория возникает именно при аналитическом описании физического эффекта.

Кстати, этого красавца в конце концов, выгнали. Кто-то дотошный обнаружил, что он для всех диссертаций писал один и тот же математический текст.

У меня есть положительный опыт общения с математиком. Это очень интересное дело, когда математически грамотному человеку подробнейшим образом излагаешь результаты экспериментов. Математик, как правило, требует расширить экспериментальную базу, чтобы получить результаты в интересующих его условиях. И в конце концов, происходит построение теории. Это было очень давно, и, к сожалению, в настоящее время мне такого математика не найти.

Я выходил на нескольких математиков очень различного, и в том числе, очень высокого уровня. Но все они оказались способными лишь написать «математический текст».

Мне хотелось бы дать некоторые пояснения. Нельзя забывать, что математика, на самом деле, лишь инструмент, и наукой она не является. Известен тезис, что научно - значит, опровергаемо. Математические утверждения точны и неопровергаемы. Заметим, что не существует кандидатов или докторов наук по математике. Физико-математических наук существуют, а математических - нет. Потому что нет таких наук. И Нобелевской премии для математиков нет. Не знаю, уводил какой-нибудь математик у Нобеля жену или нет, но то, что премии за достижения в науке математикам давать было бы неправильно - это точно.

Будучи учеными физ-мат наук, математики не только не желают знать ничего из области физики, но они и саму физику сделали как бы разделом математики. Не желая принимать саму сущность физики как совокупности физических эффектов, они добились того, что в курсе школьной физики упор делается на зазубривание формул без понимания их происхождения. Ни для кого не секрет, что формализация учебных курсов, и особенно, в школе, приводит всех нормальных ребят к ненависти к физике. Нельзя любить высушенную до состояния воблы дисциплину, логика которой просто отсутствует.

Мне в школе повезло. Наша учительница по физике использовала меня как лаборанта, и я своими руками ощущал то, что она нам рассказывала. Вот с тех пор я и привык думать руками.

В начале 80-х у меня были контакты с отделом сейсмологии и сейсморазведки ленинградского отделения Математического института им. Стеклова (ЛОМИ) и его заведующим Петрашенем Г.И. Надо сказать, что Георгий Иванович был единственным человеком в этой организации, кто понимал роль математики в физике. Но, к сожалению, помогать мне он отказался, сославшись на свой возраст. Ему тогда было 72 года. А вот его сотрудники оказались попроще. Они просто предложили нам написать опять же такой математический текст, что «комар носа не подточит».

У меня тогда случился очень неприятный конфликт с одним из них, д-ром физ-мат. наук Крауклисом П.В. Он по нашим экспериментальным материалам написал статью, в которой написал, что гармонический сигнал получился в результате конструктивной интерференции. Слово «конструктивная» он присобачил, чтоб не получилось совсем уж нагло. Потому что гармонический сигнал никак не может быть получен путем интерференции. Какой бы конструктивной она ни была, гармонический, пусть и затухающий сигнал с ее помощью получить нельзя. Такой сигнал можно получить только при ударном воздействии на колебательную систему. И именно это и было тогда предметом наших поисков, так как свойства колебательной системы, как оказалось, проявляют объекты, которые никогда не считались колебательными системами.

Когда я сказал, что так писать нельзя, он возразил, что это мне нельзя. А ему можно, потому что он доктор. Это было откровенным пренебрежением законами математики, о чем я сообщил директору ЛОМИ академику Фаддееву, и попросил его изложить свое мнение по этому вопросу. К сожалению, ни ответа, ни какой-либо реакции не последовало. Я заключил из этого, что исполнение законов математики для этой организации обязательным не является.

Я-то полагал, что такая вот фальшивая математика допустима в этом институте только для отдела сейсмологии и сейсморазведки. Но, значит, я был не прав.

Для науки, живущей по нормальным законам, необходима и математика нормальная, на основе эксперимента создающая теорию, позволяющую описывать реальную ситуацию и имеющую прогностическую ценность. А для самоутверждения наукообразия и математика нужна фальшивая, в виде математического текста.


Обсудить статью 



При использовании материалов сайта ссылка на www.newgeophys.spb.ru обязательна Публикации о нас

Начало | О нас | Услуги | Оборудование | Книга 1 Книга 2 Книга 3 |  Примеры | Связь | Карта сайта | Форум | Ссылки | О проекте | En

Поддержка и продвижение сайта "Геофизпрогноз"


Rambler's Top100 Rambler's Top100

Реклама на сайте: